Научное познание

С библейской точки зрения, до грехопадения человека (в раю) его ум был цельным (соединялся с сердцем и творил внутри его молитву к Богу) и благодатным, пронизанным благодатью Святого Духа. Этот цельный ум мог воспринимать своею благодатью сверхразумное – абсолютную истину, вечность, Божественный духовный мир.

После грехопадения, отпадения человека (а вслед за ним и всего материального мира) от Бога, Его благодати, ум человека стал падшим – безблагодатным, искаженным (поврежденным грехом неверия, гордыни и т. д.), расколотым (разъединенным с сердцем) и потому находящимся в болезненном состоянии. Все сведения доставляются падшему разуму теперь уже не Богом (Его благодатью), а поврежденными грехом человеческими чувствами. И Научное познание сведения эти не о духовном и Божественном мирах, а только о материальном мире. "Наука является способом постижения законов падшего мира падшим разумом" [11:417].

Святитель Игнатий Брянчанинов пишет: "Науки – плод нашего падения, произведение поврежденного падшего разума. Ученость – приобретение и хранение впечатлений и познаний, накопленных человеками во время жизни падшего мира… Падший человек – ложь, и из умствований его составился лжеименный разум, то есть образ мыслей, собрание понятий и познаний ложных, имеющие только наружность разума, а в сущности своей – шатание, бред, беснование ума, пораженного язвою греха и падения" [199: 74 – 75].

По Библии, в падшем, материальном мире нет ничего не падшего, святого, абсолютного, вечного – нет абсолютной истины. В Научное познание грехе нет святости, в относительном – абсолютного, во временном – вечного. Святитель Игнатий отмечает: "Предмет лжеименного разума – одно временное и тленное. Когда предметом его делается вечное и духовное, то суждения его… неосновательны и ошибочны. Он лишен просвещения свыше (благодати Бога. – О. З.), объясняющего предметы духовные; для собственных его сил, без откровения, эти предметы недоступны… Все сведения доставляются ему чувствами телесными, которые повреждены падением… Он содержит в себе начало безбожия, которое составляет всю сущность каждого заблуждения…" [77:146], так как исключает из рассмотрения главное – Бога, вечность, абсолютную истину, духовный и Божественный миры.

Таким образом, после падения разум человека стал ограниченным и поврежденным Научное познание грехом.

Повторим еще раз, по возможности кратко, в чем проявляется ограниченность разума и порожденной им науки.

1). Наука изучает не всю реальность, а только часть ее – материальный мир. Она не может изучать духовный и тем более Божественный мир – Бога, абсолютную истину. Однако без духовного мира картина мироздания является отнюдь не полной.

С библейской точки зрения, если – Божественный мир, все его законы и знания о них вечны, неизменны, абсолютны, то материальный мир, все знания о его законах – преходящи, изменчивы, не полны, относительны. Поэтому "мудрость мира сего есть безумие пред Богом" (1 Кор.3:19). Святитель Игнатий Брянчанинов писал: "Ученость не есть собственно мудрость, а только мнение Научное познание мудрости. Познание Истины… которая неприступна для падшего разума человеческого, – заменяется в учености гаданиями, предположениями. Мудрость этого мира, в котором почетное место занимают многие язычники и безбожники, прямо противоположна, по самым началам своим, мудрости духовной, божественной. Нельзя быть последователем той и другой вместе; одной непременно должно отречься…" [199:75]. То есть наука не обладает абсолютным знанием и никогда им обладать не будет. Абсолютным знанием божественного, духовного и материального миров обладает только религия. (Напомним, что «religio» переводится с латыни как «связь с Богом»).



2). Наука не может познать полностью даже материальный мир потому, что для этого (по теореме Геделя) ей необходимо выйти за его пределы Научное познание. Однако науке не под силу выйти за пределы материального мира.

3). Наука изучает не весь материальный мир, а только часть его. Она познает в основном его настоящее, так как напрямую не может изучать ни отдаленное прошлое, ни далекое будущее материального мира. Чем дальше от настоящего времени в прошлое или будущее пытается заглянуть наука, тем меньше становятся ее познавательные возможности. Для науки в принципе невозможно воспроизвести события отдаленного прошлого (например, возникновение земли) и наблюдать их непосредственно. Она не имеет возможности напрямую изучать и будущее. В силу отмеченных ограничений наука не может претендовать не только на абсолютную истину, но Научное познание и на всю полноту относительной истины. Как говорил академик Наан, наука, "все наши знания – это маленький островок в океане невежества. И чем больше мы узнаем, тем больше понимаем, что ничего не знаем". (См.: Божественное откровение и современная наука: Альманах. М., 2005. Вып. 2. С. 206).

Следовательно, наука никогда не сможет достичь всей полноты даже относительного знания о материальном мире. В то же время религии известно, что было в прошлом (вплоть до сотворения материального мира), и что произойдет в будущем, – вплоть до Страшного Суда, гибели материального мира и создания нового неба и новой земли. И в отличие от науки религия, верующие могут проверить Научное познание отдаленное прошлое и будущее материального мира. Более того, каждый верующий, достигнув созерцания чистым (от страстей, грехов) сердцем, может проверить, увидеть и события божественного мира.

4).Наука не может полностью познать даже "оставшуюся часть" ("островок") материального мира. Она изучает в нем только закономерное, повторяющееся, наблюдаемое, воспроизводимое опытом.

Дело в том, что наука, в определенном смысле, как это ни парадоксально, изучает противоестественные законы, то есть законы падшего, материального мира, мира, искаженного грехом и временного. Она не изучает истинные, естественные (не искаженные грехом) законы божественного, вечного мира, так как они проявляются в нашем, материальном мире по Божией благодати – единично, однократно, (а не многократно Научное познание), чудесно (в виде чудес). Науке же необходима воспроизводимость, многократность действия. "Чудесное исцеление или воскрешение человека исследовать невозможно. Здесь необходима вера. И чудо рационально отрицается" [173:40].

5).Наука изучает только механизм, поверхностную, внешнюю сторону явлений материального мира. Но она, в отличие от религии, не изучает их сущность, причины и смысл.

6). Наука изучает временный, преходящий, материальный мир. Но, по Библии, он и все в нем сгорит в огне. И ничего из него не войдет в мир вечный, в новое небо и новую землю. Знания о материальном мире, относительно верные лишь для него, совершенно бесполезны в мире горнем. Более того, знания о падшем материальном Научное познание мире "загрязняют" душу человека своей относительностью (ограниченностью), а также поврежденностью грехами гордыни, неверия, тщеславия и др.

7). Постижение даже относительной истины дается науке далеко не просто.

Дело в том, что часто даже огромное количество фактов и экспериментов, соответствующих какой-либо гипотезе, не может еще служить доказательством ее истинности. Чтобы гипотеза стала истинной, нужно доказать, что она является единственно возможным объяснением всего множества полученных данных и фактов. А это, как правило, очень сложная задача. Ведь тот факт, что модель (гипотеза) работает хорошо, сам по себе еще не означает, что реальность соответствует ей, то есть сконструирована так же, как эта модель. Подтверждения Научное познание гипотезы, получаемые при экспериментах, часто еще ничего не говорят о ее истинности, так как одинаковые следствия могут вытекать из совершенно разных (в том числе и ложных) посылок. Из ложных посылок могут вытекать истинные утверждения – таковы законы формальной логики. Приведем здесь два примера из книги "Божественное откровение и современная наука". (М., 2005. Вып. 2. С. 6 – 9). Первый пример ‑ чисто логический. Допустим, что истинным является заведомо ложное утверждение: "-1" есть число положительное (-1>0). В соответствии с законами математики умножим обе части этого неравенства на "положительное" число "-1" и получим верное утверждение: "1>0". Таким образом, подтверждению подлежат не только истинные, но и заведомо ложные гипотезы.

Второй пример – из истории физики Научное познание. Одной из первых теорий света была теория, доказывающая его корпускулярную природу. Эта теория имела огромное количество экспериментальных подтверждений и очень полезных практических выводов. Однако с открытием явлений дифракции и интерференции оказалось, что свет – это не потоки летящих шариков, частиц, а что-то другое. Корпускулярная теория света оказалась ложной. Заметим в связи с этим, что и из корпускулярной модели света и из того, чем он является на самом деле, вытекает одинаковый набор логических следствий для огромного набора экспериментальных ситуаций.

Таким образом, объяснить любой набор (даже сколь угодно большой) экспериментальных фактов и наблюдений – это еще не означает доказать правоту, истинность своего объяснения Научное познание. Однако во многих научных исследованиях это не учитывается. Поэтому часто объяснения объявляются "доказательствами", а предположения – истиной в конечной инстанции. Признание собственных предположений за истину, при отсутствии достаточных оснований для этого, воспрещается и Св. Писанием, и святоотеческим учением. "Надейся на Господа всем сердцем твоим и не полагайся на разум твой" (Притч. 3:5). Прп. Авва Дорофей призывал не верить своим мнениям. "Где нет свидетельства от Духа (от Бога. –О. З.), там нет доказательства истины", – писал Св. Игнатий Брянчанинов (см.: Божественное откровение и современная наука. Вып. 2. С. 7).

Даже общественная практика есть вещь субъективная и поэтому не может быть критерием истины. Еще недавно в Научное познание нашем отечестве существовала практика классовой борьбы. Именно вследствие невыгодности, с точки зрения этой практики, (несовместимости с диалектическим материализмом и т. п.) генетика, кибернетика и квантовая механика были записаны в "публичные девки буржуазии".

Таким образом, научные факты могут быть истинными, а их толкование (научные гипотезы и теории) – ложным. "Тот факт, что модель работает хорошо, сам по себе не означает, что реальность структурирована так же, как эта модель… Даже формально совершенная теория, обладающая удивительными прогнозными свойствами, может потерпеть фиаско при попытке трактовать ее как непосредственное изображение реальности.

Пример – волновая механика Шредингера. В основе ее лежит предположение, что элементарные частицы Научное познание являются волнами. Однако Бор и ученые его школы, проанализировав широкий круг явлений, установили, что эта интерпретация противоречит ряду важных фактов… А взять лучшие теории современной физики - общую теорию относительности в ее современном виде и общую квантовую механику. Несмотря на все усилия, сегодня невозможно создать согласованную картину, удовлетворяющую им обоим, - предположения одной теории прямо противоречат предположениям другой. Можем ли мы после этого считать, что каждая из них дает нам описание реальности?" (См.: Божественное откровение и современная наука. Вып. 2. С. 9). Можно лишь утверждать, что они являются полезными модельными приближениями, предположениями, но мы не имеем никакого представления, на что похожа реальность, которую они Научное познание аппроксимируют.

Так происходит, в частности, потому, что в науке приближения используются на каждом шагу для облегчения расчетов внутри определенного диапазона параметров. В других диапазонах параметров используют другие приближения. При этом свойства и основания этих приближений часто отличаются от свойств и оснований теорий, из которых аппроксимации выросли.

Поэтому, если теория, как предполагается, соответствует реальности, то приближения не могут соответствовать ей в том же смысле этого слова. С другой стороны, такие теории часто строятся как шаги на пути все более удовлетворительного описания пока неизвестной картины мира. Они могут работать вполне успешно, но никто не может с уверенностью трактовать их как непосредственное изображение реальности Научное познание. Научные факты отражают реальность, какие-либо ее стороны. А научные теории (толкование фактов учеными) бессильны непосредственно изображать реальность.

Итак, ограниченность науки проявляется в ее неспособности познавать всю реальность, мир в целом. Ей практически недоступно изучение отдаленного прошлого и будущего нашего мира, единичных (однократных, чудесных) явлений в нем, а также сущности, причин и смысла событий.

Однако науке о падшем мире присуща не только ограниченность ее познавательных возможностей, но и поврежденность грехом, которая с библейской точки зрения проявляется в следующем:

1). В безбожности духа науки.В результате неверия, безбожия, безрелигиозности разум человека отпадает от Бога, Его благодати. Происходит раскол разума и Научное познание сердца, "выход разума из сердца". "Отколотый" от сердца безблагодатный разум (разум вне сердца) уже не способен познавать сверхреальность – духовный, а тем более, Божественный миры.

Отсюда - отрицание существования высшего, Божественного мира, Бога, абсолютной истины, вечности, первопричины всего материального мира и всех событий в нем.

В результате происходит подмена абсолютной истины, знаний о высшем, Божественном, вечном мире относительной истиной, знаниями о низшем, падшем, материальном мире: относительные научные знания о мире преходящем абсолютизируются, возводятся в ранг абсолютной истины;

2). В грехе гордыни, претензии падшего разума на познание и духовного мира, лежащего вне пределов досягаемости для науки. Даже если наука и не Научное познание претендует на объяснение всей реальности, в том числе и духовной, то это пытается сделать за нее так называемое научное мировоззрение – безбожная философия. Последняя претендует на познание сути, причин и смысла явлений всего мироздания и поэтому полагает, что нет необходимости в религии и религиозном объяснении реальности. Однако безбожной философией нельзя подменить религию.

Человек и весь материальный мир – падшие. Поэтому все человеческие учения, в том числе наука, а тем более научное мировоззрение, безбожная философия – продукты падшего человеческого разума, пытающегося познать мир. Любые человеческие учения не могут даже претендовать на изучение иного, не падшего, Божественного мира, Бога. И только религия, только связь с Научное познание Богом, Его благодать даруют человеку истинные знания о всей реальности, и, прежде всего, о высшем мире. Вот почему безбожная наука, претендующая на объяснение непознаваемого для нее Божественного мира, становится научным мировоззрением, безбожной философией, фантазией, домыслом, гаданием на кофейной гуще;

3). В попытках ученых, отказавшихся от Бога, познать духовный мир с помощью дьявола (оккультизм, тайные знания, запрещенные Богом для падшего человечества). Оккультные знания не просто загрязняют душу, но демонизируют ее, делают человека бесноватым, лишают его спасения и жизни вечной в раю.

Таким образом, ограниченный характер познавательных возможностей науки усиливается ее безбожным духом, то есть поврежденностью падшего разума грехами неверия, гордыни и Научное познание тщеславия – претензиями на познание всей реальности в целом.

Какие выводы следуют из факта ограниченности познавательных возможностей науки и поврежденности ее грехом безбожия? Отметим некоторые, наиболее важные из них, с православной точки зрения.

Человек пленяется грехом на всех уровнях своего бытия, в том числе и в сфере интеллектуальной. Увлечение наукой, познанием падшего мира (жажда знаний) сродни всякой страсти, греху. Поэтому обуздание жадности познания есть добродетель, такая же как сдерживание похотей плоти. В противном случае наука превращается в научное мировоззрение, в претензию объяснить и духовный мир, и всю реальность. Не научные знания (о материальном мире) сами по себе порочны, но Научное познание их фетишизация (возведение их в ранг абсолютной истины, мнение о всесилии человеческого разума, претензии на познание мира в целом) и богоборческий дух науки, ее безбожие. Наука (факты) и религия (вера) – не антагонистичны. Непримиримыми являются религия и атеистическое толкование фактов (так называемое научное мировоззрение, безбожная философия, богоборческие "научные" гипотезы и теории).

С библейской точки зрения, само по себе занятие наукой не обязательно порочно: Царство Божие достигается не внешним (научным), а внутренним (духовным) деланием. Человек может вести праведную и благочестивую (внутреннюю, духовную) жизнь и быть (внешне, научно) очень образованным или, наоборот, совершенно необразованным в научном плане: важно лишь, чтобы не произошло вытеснения и Научное познание подмены его истинной веры в Бога (внутреннего, духовного делания) верой в лжеименный научный разум.

Здесь можно привести сравнение с другими искушениями рода человеческого. Не вино само по себе является грехом, но пьянство. Чревоугодие – страсть, но пища сама по себе не содержит ничего плохого. Блуд – грех, но нет ничего худого в деторождении, и "во избежание блуда, каждый имей свою жену, и каждая имей своего мужа" (1 Кор. 7:2). Так и в науке: не знания сами по себе порочны, но неправильное и невоздержанное к ним отношение, фетишизация их, возведение их в ранг абсолютной истины. И конечно, не сами предметы, подлежащие научному Научное познание исследованию, являются богопротивными, бесовскими, а богоборческий дух науки [11:427; 204:438].

Верующим ученым Господь открывает конкретные истины по их смиренной вере и молитвам. Часто то, что отвергается учеными атеистами, является достоверным для верующего ученого в силу веры свидетеля. Господь открывает верующим ученым истину даже в тех областях знаний, в которых они совсем не сведущи. Смиренных Господь пополняет и просвящает благодатью Святого Духа, а гордым – противится.

Во внешней мудрости, в науке, несомненно, есть и полезное, но много и опасного, как в меде, смешанном с отравой: надменность вместо смиренности, высокомерие; ложное мнение об уме, его всесилии; отрицание Бога или претензии на Его познание; басни о творении; помраченность Научное познание (искаженность) мыслей и чувств, всей природы человеческой грехом и т. д. [11:413]. "Венец зла, главнейший диавольский грех – гордость – возникает от знания!" [47:16].

Научные знания, являясь плодом падшего разума, не очищают душу человека, а загрязняют ее относительностью знаний и грехами гордыни, тщеславия и т.п.: "Знание надмевает, а любовь назидает" (1 Кор. 8 :1).

Повторим еще раз: наука, конечно, относительно полезна для человека в этом временном, преходящем, материальном мире. Однако не всякое познание полезно и спасительно для души и жизни вечной. "Сам акт познания есть нечто большее, чем просто получение информации о познаваемом, поскольку предполагает проникновение познающего в познаваемое, восприятие его в себя Научное познание, единение, общение с ним, сопровождаемое изменениями в личности познающего. И потому познающему отнюдь не безразлично, что ему познавать, ибо познаваемый объект всегда откладывает характер на познающем… Святые отцы еще говорят, что человек есть то, что он ест (в духовном, конечно, смысле)" [11: 420].

Христиане полагают, что от познания высшего, истинного, святого, Божественного мира, Бога, Его Откровения душа наша, ее мысли и чувства освящаются, очищаются, обоживаются. А научными теориями, атеистическими знаниями о преходящем, падшем мире наша душа, мысли и чувства очерняются, помрачаются.

Омрачаются они и стремлением, вопреки воле Бога, овладеть тайнами бытия – оккультными, ложными знаниями падших ангелов, действующими на горделивый и Научное познание тщеславный разум человека. Если разум пытается постичь (озарениями, видениями и т. п.) духовный мир, то человек впадает в "бесовскую прелесть" (прельщение). По словам святителя Игнатия Брянчанинова, прелесть – это ложь, принятая за правду. Лучшая защита от прелести – не принимать никаких "озарений", видений, "тонких снов" и т. п.

В соответствии с православным учением о духовной брани, духовной прелестью, (помраченностью ума грехом гордыни и тщеславия) пользуются падшие ангелы, бесы. Своими падшими мыслями и чувствами они воздействуют на разум падшего человека, его мысли и чувства, возгревая в человеке еще большую гордыню. Поэтому свет человеческого ума, падших мыслей и чувств, на самом деле, есть Научное познание свет падших духов. Это свет духов лжи и обмана, овладевших мыслями и чувствами человека и управляющих ими в ходе научного (логического) и чувственного познания материального мира. При этом человек не только не отличает своих мыслей и чувств от мыслей духов лжи и обмана, но и принимает их за свои.

Таким образом, христиане полагают, что не всякое знание спасительно, даже если оно касается духовного мира. Спасительны лишь те знания о духовном мире, которые высвечены Светом Истины, то есть те знания, которые содержатся в Библии и Священном Предании. Все другие, оккультные знания, добытые вопреки запрету Спасителя, являются ложными. Запретные знания демонизируют душу, ведут Научное познание к ее вечной погибели и мукам в аду. Знания о духовном мире, полученные вопреки воле Бога, ложные, поскольку получены от духов лжи и их отца – дьявола. "Не случайно многие вещи Господь держит от нас сокрытыми, ибо не всякое познание полезно и спасительно для души" [11: 420].

В соответствиии с Библией, ограниченность возможностей нашего познания определена Самим Богом для нашего же блага: нам нужны лишь те знания, которые полезны для спасения. "Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но не все назидает" – пишет святой апостол Павел (1 Кор. 10:23). Полнота знаний о всем сущем в нашем греховном состоянии чревата Научное познание для нас погибелью. Не случайно Господь облек человека после его грехопадения в "одежды кожаные" (Быт. 3:21).

Относительное, научное знание может становиться препятствием к получению подлинной Истины. Причина этого, по учению святых отцов, заключена в том, что мысли (помыслы) - один из видов воздействия на нас обитателей невидимого мира (ангелов и бесов). В связи с этим ученым следует помнить апостольское предостережение: "не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире" (1 Ин. 4:1).

Наука более или менее достоверно изучает только материальный мир и только механизм явлений, но не их сущность, причины и смысл. Научная истина всегда Научное познание ограниченна, нецелостна, относительна, изменчива, искажена грехом гордыни и тщеславия и касается только низшего, падшего, но не высшего, божественного мира. По мнению христиан, к познанию этого мира, к абсолютной истине разум возводит только вера.


documentaqgqeib.html
documentaqgqlsj.html
documentaqgqtcr.html
documentaqgramz.html
documentaqgrhxh.html
Документ Научное познание