12 страница

Джеймс даже не взглянул на нее, когда она вернулась на следующее утро на старой кобыле Лиззи Пост. Отец Дези, Карлос, замолвил за неё словечко. Он знал, где она провела ночь, и Джеймс был не дурак.

Как у городского маршала, у него было значительно много обязанностей, и он только остановился на час, чтобы остановиться дома и сменить свою грязную одежду. Она знала, что последние двенадцать часов были ужасными, у него была страшная рутинная работа, помочь выловить тела, когда вода отступила. Тяжесть ужасов, еще не законченных, лежала тяжким грузом на его широких плечах, и он отвернулся от нее.

— Джеймс, — она потянулась к 12 страница нему, ненавидя страдания его ссутулившейся фигуры.

Он не ответил, повернув голову в сторону и закашляв.

— Ты хочешь быть его шлюхой, — резко сказал он, — тогда иди и будь ей.

Анника согнулась, словно его слова нанесли реальный удар. Они были сказаны и обратно не вернешь. Она знала, что никогда не была справедлива к Джеймсу. Она вышла за него замуж, а в сердце был его брат. Это было непростительно, точно. Тем не менее, она подняла голову и вызывающе посмотрела на своего мужа, она понимала, что вина не полностью лежала на ней. Джеймс Долан сломался по причинам, которые мало что общего имеюли с ней. Она 12 страница не признает своей вины за это.

— Будь ты проклята, Анника, — выругался он, окончательно повернувшись к ней. Она думала, что увидела ненависть в его глазах, и она приняла его слова. Игра в замужество была закончена.

— Может быть, я и проклята, — она кивнула. — Может быть, с того момента, как я встретилась с ним, — она хрипло засмеялась, вспомнив тот момент, как Мерсер нацелил пистолет, пока его банда грабила этап.

— Да, — Джеймс кивнул. — Я думаю, что это правда.

Он смотрел, как она сняла обручальное кольцо и, прихрамывая, подошла к столу кухни, осторожно положив его там. Джеймс вышел, не сказав ни слова, оставив ее 12 страница одну в их общем доме. Анника сняла простыню с матраса и небрежно бросила одежду и другие вещи в неё, связав её концы. Ей пришлось ссориться с Мерсером, чтобы тот не сопровождал ее. Когда она вспомнила жгучую ненависть в глазах Джеймса, она обрадовалась, что братья не оказались в одной комнате.

Она, хромая, вернулась к лошади, и силясь подняться, с сожалением подумала о последней воле Лиззи Пост. Она хотела, чтобы Мерсер и Джеймс помирились. Что теперь, конечно, будет не возможно. Но может быть, это никогда и не было возможно. Даже без нее, они были не в ладах, с тех самых пор 12 страница, когда они вступили в конфронтацию, как мужчины. Анника попыталась представить, такую же напряженность между ней и любым из ее братьев и сестер. Она не смогла.

Она не оглянулась, когда повернула лошадь, навсегда оставив дом Джеймса. Да, она думала о нем уже как о доме Джеймса, а не как о своем собственном. Ее дом был там, где был Мерсер.

На третий день после потопа Анника вернулась в школу. Карлос и Дези-де-Кампо уже были там, прохаживаясь по руинам.

— Миссис Долан, — сказал Карлос, вежливо помогая ей, когда она слезала со спокойной старой кобылы Лиззи Пост. Ее лодыжка все еще довольно 12 страница сильно болела и была плотно забинотована для удобства. Мерсер срезал верхушку от старого сапога, чтобы она могла надеть его.



Карлос взял ее за руку и предложил ей опереться на него, пока она с сожалением осматривала повреждения.

— Я полагаю, этот класс не скоро восстановят, — вздохнула она.

Дези взволнованно повернулся к ней. — Миссис Долан, вы придете учить нас в школу Раздор-Сити?

Анника в замешательстве уставилась на мальчика. Его отец прочистил горло и заговорил.

— Школьный совет счел нужным, чтобы все дети Раздора обучались в школе. К счастью школа не пострадала от наводнения.

— Мы начинаем в понедельник! — вставил Дези 12 страница.

Анника была удивлена. — Я не слышала.

Карлос де Кампо бросил на нее косой взгляд. — Джеймс был очень настойчив с другими членами школьного совета.

— Ого, — Анника покраснела. Карлос в отношении нее был коректен, она почувствовала, что некоторые сплетни относительно неприятностей между ней и Джеймсом Доланом достигли жителей города.

Аннике удалось улыбнуться Дези. — Как чудесно. Мисс Хардвик, я слышала, прекрасный учитель.

Дези помрачнел. — Вы больше не будете моим учителем?

— Ну, Дези,— она обняла его за худые плечи, — это учеба. Она не должна ограничиваться чем-то одним. Ты замечательный ученик. Для меня будет честью продолжать дополнительные уроки с Вами. То есть, — сказала 12 страница она тихо, — если твои родители не будут возражать.

Анника взглянула на Карлоса де Кампо. Человек, казалось, не слушал, пока задумчиво рассматривал импровизированную школу. Вскоре станет известно, что она оставила Джеймса Долана в пользу его брата с сомнительной репутацией. Отец, возможно, не хотел бы, чтобы его сын находился в компании таких людей.

— Дези это понравиться, — мягко сказал Карлос.

Когда Карлос помог ей сесть на лошадь, он напомнил Аннике, что Мисти все еще в его сарае из-за того, что Дези провел её домой в день потопа.

— Я могу привести ее к вам, — предложил он, не встречаясь с ней взглядом.

— Я благодарю вас 12 страница. Я на ранчо Лиззи Пост, — сказала она с твердостью, интересно, как он отреагирует.

Однако Карлос де Кампо почти не обратил внимания. Он наблюдал, как его сын скакал по упавшим стволам деревьев и балансировал, раскинув руки в стороны. Когда он повернулся к Аннике, в его глазах она увидела слезы.

— Сказать "спасибо" будет не достаточно, — сказал он с чувством. – Gracias (исп. Спасибо), Анника Долан. От всего сердца.

Анника посмотрел на скачущего мальчика, не обращавшего внимания на их переживания. Она улыбнулась. – У него будет хорошая история, чтобы когда-нибудь её рассказать, — сказала она.

Карлос кивнул, улыбнувшись в ответ. – Конечно, будет. Его детям и 12 страница детям их детей, — он махнул рукой в ​​сторону гор, которые возвышались над шахтой Скорпиона. — В конце концов, я всегда говорю ему, что еще до золота и до того, как появилась дерревушка, де Кампо были здесь, — он кивнул широкими полями своей шляпы в её сторону. — Так будет всегда.

Мерсер вернулся к работе на шахте. Анника не понимала его, но он не хотел слышать никаких аргументов. Однажды он загадочно сказал ей, что это будет ненадолго. И это еще больше её беспокоило.

Она сидела в узком кресле и ждала его. Дверь была приоткрыта, чтобы пропускать слабый осенний ветерок внутрь. Вид 12 страница быстро скачущего Мерсера на его черном жеребце, был причиной того, чтобы ее сердце затрепетало, и она тщетно пыталась подавить нервное возбуждение, которое всегда наполняло ее, когда он был рядом. Он был настолько естественен в седле, что выглядел бы нелепо, если бы делал что-то другое.

Потом, когда он соскочил с лошади, она уставилась на него в изумлении.

— Мерсер! Ты мокрый.

— Конечно, сахарочек, — он пожал плечами, пока снимал рубашку. — Пришлось искупаться в Хассаямпе, не хотелось бы идти домой к моей леди с налипшим слоем противной земли из шахты.

Она скривилась. — Большинство мужчин снимают одежду, прежде чем прыгают в воду.

Мерсер захлопнул 12 страница за собой дверь, невзначай расстегнув брюки. Он наблюдал за выражением ее лица, когда она посмотрела туда. — Я не большинство мужчин, — жестко напомнил он ей.

Анника сглотнула, когда ее тело начало реагировать от мысли, что Мерсер будет делать то, что ему нравилось делать с ней. — Ужин остынет, — сказала она, указывая на бобы и печенье, которые она ему наложила.

— Я согласен на холодный. — ответил он, поднимая ее из кресла и укладывая на одеяла перед очагом.

Когда он резко поднял вверх юбку и уткнулся лицом между её ног, она ахнула. Он быстро отмел её возражения своим языком. Мерсер был невероятно искусен 12 страница, находя ее глубочайший центр удовольствия. Она почувствовала, как распускается с ним, становится влажной, пока он вылизывал её.

Он резко остановился, зависнув над ней и улыбнувшись. Он любил так делать, довести ее до грани и задержаться, пока она не сойдет с ума.

— Пожалуйста, — простонала она, прижимаясь, отчаянно близкая к оргазму и готовая сделать все, чтобы добраться к нему.

Он успокаивал ее. — Держись, я доведу тебя, дорогая. Но сначала мы немного поиграем.

— Еще, — она задыхалась, когда почувствовала его пальцы в себе. — Жестче, пожалуйста. О, жестче.

— Пока еще нет, Анни. Чем дольше ты будешь сдерживаться, тем сильнее он обрушится на тебя. Боже, я 12 страница люблю смотреть, когда ты почти готова кончить. Хорошо Анни, скажи мне, как ты хочешь его.

— Засунь, — прошептала она.

Он поддразнил ее своим кончиком.

— СЕЙЧАС ЖЕ! — закричала Анника, и Мерсер вошел, она кончила с такой интенсивностью, что забыла, где находилась.

Но Мерсер только начинал. С каждым толчком он говорил ей низким, соблазнительным голосом, который уносил ее дальше и дальше.

— Я думал об этом, Анни. Все проклятый день, когда я был в мрачном аду этой проклятой шахты. Ты все, чего я хочу, милашка, ты же знаешь?

— Да, — она всхлипнула, потому что она ему верила, когда он говорил это.

— Я люблю тебя 12 страница, Анника.

— Да, Мерсер, люби меня крепче, — сказала она, снова приближаясь к пику наслаждения, сжимая его и думая, что это было бы с кем-то другим. Она чувствовала, как будто ее тело вылеплено под него. Когда он вздрогнул и послал свое семя глубоко в неё, она впилась в его шею, укусив и сильно засосав, пока он полностью не наполнил её.

Мерсер засмеялся, держась за шею. — Что это было?

Анника довольно потянулась. — Может быть, я в действительности древнее существо, которое высасывает кровь из твоего тела.

Он приласкал ее грудь. – Ты еще что-нибудь пососешь?

— Может быть, если ты будешь хорошим.

Мерсер стал 12 страница серьезным. — Я буду относиться к тебе хорошо, Анника. Настолько хорошо, как смогу.

Он оперся на локоть, все еще играя с ее грудью, она провела пальцами по его груди. Его тело было её бесконечным увлечением.

— Мерсер? Почему ты работаешь на шахте?

Его взгляд померк, и он отстранился. — Каждый мужчина должен зарабатывать себе на жизнь, Анника.

— Но ты сказал, что это ненадолго.

Мерсер голый подошел к столу и взял кусочек печенья. Он попытался отстраниться от поднятой серьезной темы. Его глаза блеснули, когда он посмотрел на нее на полу. – Так и будет, Анни. Будь уверена.

Анника вздохнула и одернула юбку 12 страница на босые ноги. Ей было плохо от того, что он не договаривал. Возможно, есть вещи, которые он никогда не расскажет ей, и быть с Мерсером означало смириться с этим. Но, когда она вспомнила предостережение Джеймса о трудностях с вытягиванием головы Мерсера из петли, ей стало не по себе.

Она не знала, как долго она проспала там у камина. Мерсер накрыл ее вторым одеялом, и она проснулась раздраженная, потому что заснула в корсете. Действительно, она должна просто отказаться от проклятой вещи, на фиг манеры. Ее мать упала бы замертво, если бы узнала, но понимала, что Мерсер был бы не против. Она слегка 12 страница усмехнулся при мысли о том, насколько сильно он бы не возражал.

Анника огляделась. Она оценила по отбрасываемому свету, что был ранний вечер. Мерсера нигде не было и в помине. Но когда она поднялась с пола и вздрогнула от ноющей боли в лодыжке, она услышала мужские голоса. Один из них был явно голосом Мерсера. Голос собеседника был более глубоким и казался смутно знакомым. Когда она открыла дверь и глянула на лица, четверо мужчин были застигнуты врасплох, и она поняла, почему.

— Каттер Дэйн, — сказала она, качая головой. Лидер дэйнсов улыбнулся ей. Она встречала его однажды и только на 12 страница мгновение, двумя годами ранее на улицах Раздора.

— Я прошу прощения, мэм, — протянул он. — Я не уверен, как правильно к Вам обращаться.

Анника посмотрела на него. – Ничего страшного и, готова поспорить, Вы чертовски хорошо знаете, что можете называть меня Анника.

Мерсер, который стоял ближе всего к Каттеру Дэйну, бросил ей предупреждающий взгляд. — Иди внутрь, Анника.

Она скрестила руки на груди. – У вас ребята секреты? Возможно, это что-то связанное с шахтой?

Это было пальцем в небо, но она могла сказать от взгляда на лицо Мерсера, что она была права. Двое других мужчин, которые стояли рядом посмотрели на нее с подозрением 12 страница. Но Каттер разразился громким смехом.

— Неуемная маленькая учительница, — сказал он, хлопнув себя по колену и посмотрев на нее искоса так, что она чувствовала себя неуютно. Затем он резко перестал смеяться и прищурился. — Что, если это произойдет, Анника? Вы ускачете в мгновение ока рассказывать Шерифу Долану об этом?

Она посмотрела ему в глаза, зная, что перед таким человеком, как Каттер Дэйн, невозможно не дрогнуть. — Нет, — просто сказала она и вернулась в дом, хлопнув дверью.

Прошло немного времени, и она услышала, как трое ускакали прочь. Мерсер медленно открыл дверь. Он, казалось, удивился, обнаружив, что она сидит за столом его и ждет. Она 12 страница подтолкнула ему другой стул.

— Мы должны поговорить, моя дорогая?

Он неохотно сел. Его грудь была оголена, и у него был вид маленького мальчика. — Ты злишься.

— Конечно, — фыркнула она. — Я думала, что ты с этим всем покончил.

— Это ты так думала, — отрезал он. — Я никогда не говорил этого.

— Мерсер. — она почувствовала, как накатывают слезы, и возненавидела себя за слабость. — Я думала, что мы собирались быть вместе.

— Так и есть, Анни. — Мерсер встал перед ней на колени, приподнимая её голову за подбородок. — И мы будем. Ничто не сможет удержать меня подальше от тебя.

Она мрачно улыбнулась. — Даже Каттер?

Мерсер нахмурился 12 страница. — Послушай, я не знаю, что на уме Каттера и Таннеров. К тому времени, я подозреваю, что уйду. И ты со мной.

— К какому времени? — прошептала Анника.

Он притянул ее к себе. — Это не то, что ты думаешь, Анни. Свиллинг проворачивал эту аферу в течение многих лет. Думаешь, он получил тот большой дом за честную зарплату? Конечно нет. Они все в этом. Свиллинг. Таунсенд. Дерьмо, может быть, даже Джеймс. При всей той золотодобыче из этих жил довольно таки трудно заметить, когда немного пропадает без вести. Особенно, если толстосумы при власти не хотят замечать, потому что они позже получат пару больших 12 страница кусков этого торта.

Анника недоверчиво посмотрела на него. — Ты работаешь со Свиллингом? Господи, Мерсер, этот мужчина змея, разве что еще не шипит. Ты не должен ему верить.

— Зато я верю Каттеру, — тихо сказал Мерсер. — И Каттер, единственный, кто поддержал это дело. Это стоит того, Анни. Еще несколько недель, и мы никогда больше не увидим Раздор. У нас будет достаточно золота, чтобы уехать куда угодно.

— Золото, — она сердито покачала головой. — Чертово золото. Так Каттер и банда просто где-то скрываются и ждут, что ты сделаешь грязную работу и переправишь золото из шахты?

Мерсер колебался. Он, казалось, обдумывал что-то более тщательно 12 страница. — Они разбили лагерь примерно в пяти милях к северу отсюда, там, где обанкротился прииск Старый Улей. Анника, есть люди на Территории, которые убьют за эту информацию. За большинство этих голов назначена цена.

Анника, понимая, кивнула. Мерсер пытался показать, насколько он доверял ей. Как он хотел, чтобы она ему доверяла.

Он начал внезапно и грубо раздевать ее. — Верь мне, Анни. Я люблю тебя. Я всегда любил тебя.

— Я знаю, — сказала она. И тогда Анника отчаянно кинулась к нему и яростно зарылась руками у него между ног, пытаясь освободить его от штанов. Отчаяние, что она чувствовала, было ужасно. — Тогда люби меня 12 страница. Пожалуйста. Я не смогу без тебя снова.

Он боролся с юбкой, пытаясь добраться до нее. — Не будешь. — он застонал, когда вошел в неё.

— Мерсер, — сказала она в отчаянии, и почувствовала, что слезы катились из глаз. Он целовал их, пытаясь успокоить ее. Но даже после того, как она тихо лежала в его объятиях, окруженные кромешной тьмой, она не могла подавить распространяющийся в ее душе ужас. Где-то, боялась она, была открыта дверь… в жерло ужасного будущего. И Мерсер, как всегда безрассудно, уже шагнул сквозь неё.

Глава 19.

Раздор-Сити, штат Аризона

Наши дни

Мэддокс понимал, утром Габриэла стремилась сгладить неприятное ощущение происшествия, ради Мигеля. Она 12 страница восхищалась золотыми камешками и паковала обед, пока спрашивала у сына множество вопросов обо всем, что он видел тем утром. Когда она увидела Мэддокса, наблюдающего за ней, она сморщила носик и отвела глаза. Его прокатили. Она не хотела о чем-нибудь еще разговаривать перед Мигелем.

Мэддокс бродил во дворе. Он посмотрел на пейзаж, который был так хорошо ему знаком, как и его лицо в зеркале. Раздор-Сити родился на костях Старого Запада. Он восторгался, как и любой мальчишка, рассказами про убийства, преступников и давно потерянные сокровища. Истории со временем, конечно, были преувеличены и приукрашены. Кто знал где 12 страница правда? Какая кому разница?

Правда всегда имеет значение, сынок.

Он ясно услышал голос Священника, как будто отец стоял рядом. Священник сказал, это ему однажды, когда он отпирался, что разбил мячом окно одного из заброшенных старых викторианских особняков, еще до того как стало модным вкладывать деньги в их восстановление. Ему было приблизительно восемь на тот момент. Он сжимал кулаки и спрашивал, разве это имело значение, если в любом случае особняк разрушен?

Священник разозлился и сказал: — Потому что я задал тебе вопрос, и ожидаю, что ответ будет честным, Мэддокс. Правда всегда имеет значение, сынок.

Теперь Мэддокс был уже мужчиной и Священника нет. Он должен 12 страница был слушать своего отца лучше. Он должен был сделать много чего. Он поднял трубку и набрал номер.

— Элис.

— Мэддокс! — ее голос прозвучал удивленно, услышав его. – Промиз рассказала мне о твоем отце. Я сочуствую, Мэд. Мне очень жаль. Я должна была позвонить.

— Все норм, Элис. Слушай, я тут задаюсь вопросом, могла бы ты одолжить мне немного твоих репортерских навыков.

— Что? Где ты?

— В моем родном городе, Раздор-Сити. У меня есть маленькое исследование, с которым мне нужна помощь.

— Раздор-Сити, — повторила она медленно. Мэддокс мог практически слышать движение шестеренок под ее блестящими светлыми волосами. — Да, я знаю. Участок старой Шахты 12 страница Скорпиона. Несколько лет назад я путешествовала на джипе по области. Там множество историй, большинство из которых кровавые.

Мэддокс откашлялся. – Обычные истории.

— Так в чем же дело с этим исследованием? Ты собираешься на поиски клада?

— Что-то вроде этого.

Вкратце он изложил то, что нашел сегодня утром. Пещера, золото, сейф, наполовину вспомненную старую историю о потерянном кладе. Он слышал, как Элис делала заметки на другом конце.

— Это все?— наконец произнесла она голосом сомневающегося репортера, когда он закончил говорить.

— Нет, — сказал он медленно. – Кое-что еще. Что-то, что никак не связано с тайной номер один. Около трех лет назад здесь 12 страница была перестрелка. Человек по имени Чез Коллетти был убит местным полицейским. Я пытался погуглить, чтобы получить дополнительную информацию, но ничего нет, кроме упоминания в местной газете, – замолчал он. — Полицейский, который участвовал в перестрелке мой брат.

— Ясно, — сказала Элис. — Этот Чез? Он был твоим другом?

— Не совсем. Я не видел его несколько лет и, по правде говоря, он был как затычка каждой бочке. Мне просто любопытно, что произошло.

— Ладно, Мэд. Дай мне час, и посмотрим, что смогу накопать.

Мэддокс фыркнул. – Это не значит, что ты должна решить все это прямо сейчас, Элис.

— Что я могу сказать? – выпалила она. – Я же 12 страница «здесь-и-сейчас» девушка.

— Я знаю, — ответил Мэд. – Знаешь, ты права.

— Я всегда права. Но мне все равно нравится слышать подтверждение этого. Так дай его мне, Мэддокс.

Мэддокс закрыл глаза. – Ты слышишь меня чертовски ясно там, в Финиксе. Я однажды влюбился, — он слышал, как открылась задняя дверь, и наблюдал, как Габи шла через двор. — Это никогда не покинет меня.

Он мог услышать улыбку в ее голосе. — Ой, Мэд. Ты нашел свою черничку.

— Нашел. А ты?

— Думаю, что тоже нашла.

В тот момент, когда Элис повесила трубку, до него дошла Габриэла. Она обняла его за плечи и прижалась лицом в 12 страница изгиб его шеи.

— Мигель смотрит телевизор, — сказала она. Габриэла глубоко вздохнула: — Боже, это отстой.

— Так Дженсен появился здесь из ниоткуда и начал реветь, как сукин сын?

Она кивнула. — Довольно сильно. Мэддокс, я даже не думаю, что он действительно верил в то, о чем говорил. — она замолчала. — Между вами двумя всегда было что-то подобное, так? Клубок любви и ненависти.

— Думаю, больше ненависти, чем любви.

— Ты не ненавидишь его.

— Нет. Но долгое время думал, что ненавижу.

Она переместила подбородок, положив его на плечо. Ее дыхание на его шее было таким горячим, что это завело его. — Я так рада, что у 12 страница меня нет братьев и сестер, — сказала она.

Он обнял ее. — Спасибо, Габс.

Она немного оттолкнула и с любопытством посмотрела на него. — За что?

Мэддокс поцеловал ее в лоб и запустил руки в ее шелковистые волосы. – Что не поверила в это.

Она улыбнулась и запустила руку под рубашку и уже от этого, что он был готов. Габи почувствовала это и улыбнулась.

— Не в свете дня, — поддразнила она.

— Кто сказал тебе, что трахатся нужно только ночью?

Она приподняла бровь. — Не обязательно ночью, только тогда, когда возможные наблюдатели спят, — она коснулась его губами, и отблеск беспокойства пронесся по её лицу. — Нам 12 страница надо поговорить кое о чем, Мэд.

— Знаю, что надо, детка, — он рассеянно погладил её по рукам.

— Позже?

— Позже, — согласился он. — Клянусь.

Элис отвечала за свои слова. Если она сказала, что объявится в течение часа, она именно это и имела в виду. Она была в своей стихии, пустилась в подробности еще до того, как Мэддоксу удалось произнести: «Привет».

— Раздор-Сити был основан, чтобы служить потребностям чрезвычайно процветающей Шахты Скорпиона. Дело на шахте было организовано Scorpion Mining Company в конце 1870-х годов. Это было гнилое добывающее предприятие. Деньги в то время был просто превыше каких-либо обязательств, вот что притягивало, но те 12 страница, кто шел в недра, как правило, платили более высокую цену. Слепота, испорченные легкие, потерянные конечности, потерянные жизни. Это была жестокая работа под руковоством мужчин, которые были преступно жадными и потеряли какую-либо человечность. Раз за разом шахтеры гробили себя под землей, где не сигналили об опасности в местном городке, высасывающем все их зарплаты. Бедные сукины дети. Вряд ли их можно винить за пьянство и пользование проституток, которые были…

— Господи, Элис, — прервал Мэддокс, раздраженный ее длинной речью. — Избавь меня от гребанных подробностей, а?

— Ага, сейчас, капризный подонок, — раздраженно сказала она. – Свирепствовали кражи золота, и, если это обнаруживали, то 12 страница жестоко наказывали. Вор, который мог быть, а мог и не быть козлом отпущения, часто быстро нес наказание посредством так называемого самосуда, который финансировался наблюдателями за добычей полезных ископаемых. Тем не менее, это происходило регулярно. Теперь, насколько я могу сказать, та старая история, которая передавалась из поколения в поколение, имеет некоторые основания. Было несколько реально недобросовестных типов, работающих в то время в городе, к тому же имеющие отношение к старому Западу. Доказательства указывают на то, что они были в сговоре, чтобы украсть золото, вербуя рабочих пчелок спускаться в недра и сотрудничать с ними в нечестных намерениях. Главный старшина, хитрый ублюдок по 12 страница имени Свиллинг, якобы держал тайник в своем кабинете, запертый в сейфе. Довольно неразумно, учитывая тот факт, что кто-то мог найти проклятую вещь и скрыться с ней. Во всяком случае, он исчез примерно в то же время, как он был застрелен в своем салуне бандой головорезов. Были слухи, что он был похоронен где-то в Горах Скорпиона или его смыло водами реки Хассаямпа, но так как никто с уверенностью и не узнал, в первую очередь все эти истории были только слухами. Более чем вероятно, что та самая кучка преступников унесла его. Интересно, что рассказы передавались из поколения в поколение, пока 12 страница все что хоть мельком напоминающее правду было безнадежно похоронено. Знаешь, моя диссертация в АСУ была по аналогичной теме, эффект устной традиции на факти…

— Элис, — проворчал снова Мэддокс, усаживаясь в старое кресло из красного дерева, и покачал головой.

— Да, — сказала она. — Прости. Знаешь, я переживаю, Мэд. Во всяком случае, по той другой причине? Смерти Чеза Коллетти? Я позвонила приятелю и смогла выудить виртуальную копию полицейского отчета. Выглядит так, будто в типичном мужском деле что-то пошло не так.

— Повтори еще раз? — попросил Мэддокс.

— Покер. По крайней мере, официальная версия. Сидела эдакая шайка чуваков со своими пивными животами, выкидывала карты, пока 12 страница ваш старый приятель Чез не начал горячиться, думая, что его обманули. Он размахивал пистолетом и выстрелил, и в конечном итоге подстрелил Дженсена Маклеода…

— В колено, — закончил Мэддокс, уже зная эту часть.

— Верно. Так что твой брат сделал меткий выстрел, зафигачив Чезу прямо в сердце, и все. Двое других мужчин, присутствующих при этом, подтвердили, что они испугались за свою жизнь, что их убьют.

— Двое других мужчин? Одного из них звали Брайс Сандерс?

— Ага. Погуглила его. Вижу теперь он мэр. Другой свидетель, Алан Таунсенд, его двоюродный брат, вроде?

— Да, — отозвался Мэддокс, припомнив, что так и есть. — Довольно много крови здесь 12 страница в Раздоре намешано. Я помню Алана. Он был примерно таким же, как и Чез.

— Чертов Мэддокс, есть кто-нибудь, кто тебе нравиться?

— Ты мне нравишься, — сказал он, улыбаясь. — Спасибо, Элис.

— Ты не говорил мне ее имя, — потребовала Элис. – Знаешь, я должна выбить дерьмо из нее, как только мы встретимся здесь.

— Габриэла де Кампо, — тихо сказал он, про себя улыбаясь. Так долго просто намек на это имя вызывал спазмы в животе. Но теперь он чувствовал только пьянящее тепло страсти, смешанной с чем-то более глубоким.

Когда он, наконец, закончил разговор, то обнаружил, что племянник в трех футах стоит и смотрит на 12 страница него. Он, недоумевая, посмотрел на Мигеля.

— Ты что кот или что-то вроде?

Мигель поднял брови. — Что?

— Я ни хрена не слышал, и вот ты стоишь здесь, как будто только что упал с неба. Это может быть удобно.

Мигель обрадовался. — Да, я тренируюсь. Мама ненавидит это, ругает меня за то, что «подкрадываюсь, как животное». Думаю, что когда-нибудь я захочу быть Морским котиком, как Священник.

— И подкрадываться к окружающим это обязательная часть тренировки?

— Не повредит, — ребенок пожал плечами. – С кем ты разговаривал?

— С подругой.

— Девушкой?

— Нет

— Моя мама твоя девушка? — Мэддокс не пропустил надежду в голосе Мигеля, хотя 12 страница он пинал песок и старался, чтобы его тон был обычным. Мэд попытался тщательно выбирать слова.

— Думаю, что ты должен спросить об этом свою маму.

— Я так сделал. Она накричала на меня.

— Ну, вот тебе и первая подсказка, Шерлок. Иногда люди не хотят открывать свои сердца десятилетиями.

— У меня нет лишних десяти лет. Я развит не по годам.

Мэддокс рассмеялся. — Кто тебе это сказал?

— Мои учителя, мой отец.

— Ну что ж, я думаю, что это оправдано.

— Эй, Мэд, у тебя есть Grinning Gulls на телефоне?

— У кого нет? Гребанное приложение.

— У меня нет, — многозначительно сказал Мигель, — потому что у меня 12 страница нет телефона.

Мэддокс усмехнулся и отдал Мигелю телефон, который схватил его с нетерпением.

— В следующий раз просто прямо попроси меня.

Габриэла сидела на полу в гостиной складывая кучу чистого белья. Она всегда была трудолюбивой, всегда переходила от одной работы по хозяйству к другой, как будто понятие свободного времени было анафемой. Он вспомнил, что она была такой и в школе, всегда уткнувшись в книгу или чертя домашнее задание. С тех самых пор.

— Мы должны сделать барбекю сегодня вечером, — сказал он вдруг.

Габи странно посмотрела на него, складывая напополам выцветшее бирюзовое полотенце, которое, как знал Мэддокс, видело по крайней мере 12 страница трех президентов. — Я думаю гриль все еще снаружи. С углями.

— Да, я знаю. Я видел немного старого угля в гараже. Полью его жидкостью для поджига, и все будет классно.

— Что случилось, Мэддокс?

— Что ты имеешь в виду? Я только планирую ужин.

— Тебя это все тревожит. Что да как?

Он вздохнул. — Я не знаю. Может быть, вся эта фигня с Дженсеном. Я собираюсь прокатиться в город. Тебе что-нибудь нужно?

— Можешь взять немного мяса. Если ты действительно хочешь приготовить гриль сегодня вечером, – на лице была тревога. Она складывала полотенце трижды, и он это заметил. — Мэддокс, ты скоро вернешься, да?

— Конечно, я 12 страница скоро вернусь. — он наклонился, чтобы поцеловать ее. Он имел в виду, что поспешит, но она крепко ухватилась за рубашку и притянула его на себя. Мгновенно проникнув языком в его рот, заставляя гулко стучать его сердце. Мэддокс привалился на неё своими бедрами, чтобы она почувствовала, что делала с ним каждый раз. Каждый чертов раз.


documentaqgulgr.html
documentaqgusqz.html
documentaqgvabh.html
documentaqgvhlp.html
documentaqgvovx.html
Документ 12 страница